Главная / Статьи / Публикации / Рязань будущего, которую мы не увидим

Рязань будущего, которую мы не увидим

Просмотры (1296)  Комментарии (0)

Владимир ФРОЛОВ

В 2013 году по Рязани несколько недель передвигалась выставка работ молодых архитекторов. Поскольку авторов просили не сдерживать полет фантазии, зрители увидели довольно много чудесного, например, проект международного аэропорта в городе Ряжске, институт на улице Соборной вместо строящегося сейчас исторического музея, экологичные жилые комплексы, международный торговый центр на берегу Борковского карьера.

«Так что, на Красное море теперь из Ряжска будем летать?», «В Рязани действительно построят 30-этажное общежитие?» – растерянно спрашивали люди в залах Ледового дворца, областной филармонии или М5 Молла.

Конечно же, их заставила обмануться сила искусства – это были всего лишь фантазии творческой молодежи, которая привязывала свои архитектурно-строительные разработки к реальным районам нашего города.

Но ведь официальные планы на будущее тоже существуют! Еще во времена СССР на партийных съездах принимали документы с названиями вроде «Основные направления развития на 1975-80 годы и на период до 1990 года». Подобные планы потом воплощались в жизнь, хотя и не все (хуже всего, надо сказать, у советской власти получалось расселение ветхого жилья).


Небо Надежды

генплан Рязани
В принятый почти 10 лет назад Генплан Рязани постоянно вносятся корректировки

В Интернете есть любопытный сайт, на котором собрано все печатное наследие председателя Рязанского горисполкома Надежды Чумаковой, которая возглавляла город с 1963 по 1986 год; при ней население Рязани выросло с 250 до 480 тысяч человек. Это и статьи журналистов, написанные о ней, содержащие ее высказывания и замечания. И тексты, которые она писала сама для главной рязанской газеты «Приокская правда». Что же предлагала женщина, памятник которой стоит сейчас на Первомайском проспекте?

Чумакову волновало не просто озеленение города, а создание зон культурного отдыха. Например, при ней был создан проект единого Лыбедского бульвара от улицы Яхонтова до Кремля. Здесь должны были появиться новые кафе, дополнительный фонтан, памятники, сквозные велодорожки (примерно то, что реализуется сейчас при реконструкции бульвара). На холме рядом с бульваром должен был расположиться специально выстроенный Дворец молодежи.

Еще одна идея Надежды Чумаковой, упомянутая в статье от 24 июня 1982 года «Чистое небо города», – снос заводов в центре Рязани и отделение Южного промышленного узла 4-километровой защитной лесополосой. Выполнение этого плана тогда началось: расширялась Хамбушевская роща, поднимались деревья вдоль Куйбышевского шоссе. Новый лесопарк между утопающей в садах Соколовкой и улицей Зубковой завершил бы прикрытие густонаселенных микрорайонов от ветра со стороны промузла и очистных сооружений…

Вот только эпохи СССР на все это не хватило.

Впрочем, медленно, но верно к указанным тогда ориентирам возвращаются. Сама жизнь подталкивает. Предприятия в центре города постепенно исчезают: например, уже снесли «Рязсельмаш», нет и спиртзавода на Нижнетрубежной. Принят план кардинальных изменений в пойме Плетенки, Павловки и Трубежа. Началось строительство нового экорайона с 10 гектарами парка между Соколовкой и Песочней.


Город разума

Какой-то новый, нестандартный проект обязательно должен был появиться в Рязани, когда начала ломаться старая советская система и на авансцену общественной жизни вышел частный бизнес.

В 1992 году в городе заговорили про «Нооград». Чаще всего это слово произносил тогдашний председатель Рязанского горсовета Сергей Вобленко – главный вдохновитель кардинальных изменений в городской жизни. Он предлагал полумиллионную Рязань развивать не как промышленный центр (было понятно, что эпоха гигантских строек уже не вернется), а как место для жизни людей, где все устроено «по уму». Именно греческое слово «ноос», означающее «разум», и вошло в название проекта. 

проекты зданий в Рязани проекты зданий в Рязани
Молодые рязанские архитекторы, невзирая на экономическую конъюнктуру, готовы к осуществлению футуристических проектов

Чтобы развивать экономику, предлагалось использовать научный потенциал работавших в Рязани вузов, НИИ, оборонных КБ. При них планировалось создавать как можно больше небольших производственных предприятий, которые оперативно внедряли бы ценные открытия и разработки, в том числе бывшие военные технологии, поставленные на службу миру. И зарабатывали бы на этом, и богатели, и составили бы основу новой производственной модели.

Вторым направлением перемен в Рязани должно было стать развитие поселков Дягилево и Борки как места жизни обеспеченных горожан. По проекту «Нооград», именно там, а не на улице Некрасова или в поселке Голенчино, должны были вырасти элитные кондоминиумы и особняки «новых рязанских».

Но почему, например, в Дягилеве? Очень просто: военный аэродром по соседству должен был со временем стать… гражданским международным аэропортом! Уже были зарегистрированы компании «Рязань-авиа» и «Нооград-авиа», подписано соглашение с министерством обороны (!) о расценках на аренду взлетно-посадочных полос. Нашелся даже инвестор, готовый начать строительство терминала.

И снова приходится заканчивать рассказ словом «увы». Грянул 1993 год.Роспуск всех советов, углубление экономического кризиса, остановка предприятий, переквалификация инженеров в ремонтников или рыночных торговцев. В 1996 году руководители города и области поменялись еще раз – на людей, привыкших заботиться о посевных и уборочных. Неудивительно, что о «Ноограде» благополучно забыли. Только аккуратные дома повышенной комфортности в поселке Борки напоминают об одной из его сторон – поселке для предпринимателей.

Сможет ли наша Рязань когда-нибудь претендовать на звание «города разума» или хотя бы центра инноваций? Вопрос открыт.


Меморандум Сухова

В 1999 году на очередных выборах в Государственную Думу РФ по Шиловскому округу выдвинулся предприниматель Алексей Сухов – бывший офицер-десантник, а на тот момент совладелец сети продуктовых магазинов. От отставного военного тогда ждали предвыборной кампании в стиле генерала Лебедя: «Есть такой человек. И ты его знаешь». Но Сухов неожиданно собрал журналистов рязанских СМИ и вручил каждому из них аккуратно переплетенную брошюрку с загадочным заголовком «Меморандум». Под обложкой скрывался написанный тяжелым стилем, но все-таки оригинальный проект развития Рязани и области.

Это был комплексный план, полный список авторов которого так и не озвучили. Красной нитью сквозь брошюру проходило: «Нас выручит работа на Москву и транзитный бизнес, их нужды и запросы». В те времена почти все свободные деньги России и технологические ресурсы были сконцентрированы в столице, а судьба провинции выглядела либо неопределенной, либо откровенно жалкой. И в «Меморандуме» звучало: давайте бороться за московские инвестиции, переманивать их к себе.

Сейчас, в условиях нового медленного сжатия российской экономики в целом и рязанского производства в частности, можно предположить, что снова настанет время смелых проектов. Пусть они окажутся на две трети или три четверти неудачными - но те, что приведут к успеху, будут двигать наш регион в будущее.

Москвичам нужно собирать по России сырье (для перепродажи за рубеж) и развозить взамен импортированные товары (для продажи в регионах). Рязань может помочь: в Рыбновско-Рязанском кластере есть все условия для создания логистических складов перегрузки, например, удобные площадки рядом с трассой М5 «Урал», подведенное электричество и газ, дешевая образованная рабочая сила.

Москвичам нужны материалы для обеспечения столичной строительной промышленности? В Михайловско-Скопинском кластере, по обеим сторонам от трассы М6 «Каспий», много карьеров, где добываются известняк, чистый песок и глина. Пусть дорогие гости вкладывают деньги, строят какие-то мощности для переработки, пусть производят цемент, стекло, кровельные материалы – рязанцы ради заработка постараются помочь.

В 1999 году москвичи жили намного богаче рязанцев – средние зарплаты отличались по крайней мере раз в пять. Между тем заграничный туризм еще не был достаточно развит, и многие гости из столицы предпочитали отдых в Мещере. На это-то и был рассчитан Солотчинско-Клепиковский кластер. Здесь гостям собирались обеспечить и чистый воздух, и летние пляжи, и зимнюю лыжню, и охоту на уток, и рыбалку круглый год. Развитие санаториев, отелей, турбаз, охотничьих домиков должно было стать приоритетом в рязанской Мещере.

Алексей Сухов на тех выборах, как многие и предсказывали, в депутаты не прошел. Про его «Меморандум» легко забыли, поскольку почти никто не читал документ внимательно. Но кое-что из того, что там было описано, позднее реализовалось – просто потому, что экономика заставила. Разве не стали, например, Рыбное и отчасти Рязань местом многочисленных логистических складов? Разве не начали «переселяться» в наш регион московские заводы?


Несбыточный транзит

В 2002-2004 годах выражение «генеральный градостроительный план» стало одним из самых популярных словосочетаний в рязанских СМИ. За неимением собственных институтов с соответствующей лицензией над планом развития города работали сотрудники научно-проектного института «ЭНКО» из Санкт-Петербурга.

О генлане говорили все: и чиновники городской администрации, и депутаты горсовета, и политики, и общественники… Спорили. Обвиняли друг друга в лоббировании интересов строителей, промышленников, спекулянтов землей.

проекты зданий в Рязани проекты зданий в Рязани
Некоторые проекты начинающих градостроителей могут радикально преобразить здания, знакомые каждому горожанину

Но над страной шумели сытые, денежные «нулевые» годы. В то время составители проектов думали больше не о том, как наполнить городскую казну, а о том, как бы построить дополнительные торговые центры с кинотеатрами, автозаправки и кафе – проще говоря, развивать обслуживающий бизнес. Государство приветствовало инфраструктурные проекты, и городские депутаты были просто обречены на рассмотрение плана стратегического развития под названием «Рязанский транзит». Создан он был в 2008 году московским Институтом экономики города (ИЭГ) в рамках объявленного рязанскими властями конкурса.

Самая дорогая земля – в центре города, поэтому освободить ее – чуть ли не приоритетная задача. В частности, было предложено объединить два нынешних рязанских железнодорожных вокзала в один и вынести его на окраину с хорошей транспортной доступностью – туда, где ныне расположена станция Дягилево. Оттуда все проходящие поезда, в том числе и пассажирские, направлялись бы в объезд города по южной ветке – туда, где сегодня движутся только грузовые составы.

Разумеется, для возросшего потока составов пришлось бы вдвое расширить стальную магистраль и продолжить ее от Храпова до Стенькина и Турлатова. В этом случае появилась бы возможность все железнодорожные пути в центре Рязани – от станции Дягилево до станции Лесок – либо разобрать, либо превратить в линии городского скоростного трамвая. Длина его путей, согласно проекту, к 2020 году должна была составить 42 км. «Хотите из Октябрьского городка попасть в поселок Приокский? Садитесь в наш трамвай, и он провезет вас мимо торгового дома “Барс” и “Рязанской таможни” до станкозавода! Без пересадок и пробок!» – примерно так выглядела бы реклама нового вида общественного транспорта.

Реализация «Рязанского транзита» должна была освободить большое количество земельных участков, которые приобретались бы под застройку торговыми и офисными площадями (в 2008 году в Рязани был бум возведения коммерческой недвижимости).

А вот новые жилые районы должны были появиться в Рязани на окраинах: между Рыбным и Дягилево, за Южной окружной дорогой возле Семено-Оленинского и Мушковатова, между Дашково-Песочней и Окой на полях «Овощевода», а также между Дашково-Песочней и Карцево.

«Рязанский транзит» (или, как его еще называли в доработанном варианте, «Стратегия-2020») почти не встретил противодействия – ни у чиновников, ни у общественников. Даже «Российские железные дороги» были готовы к перестройке движения.

Но заместитель начальника Московской железной дороги Анатолий Васильев уточнил: «Перенесение железнодорожной инфраструктуры – это очень дорогое удовольствие. Надо учитывать, что железная дорога обслуживает и промышленные предприятия, которые находятся на территории города, а значит, нужно правильно определиться с ресурсной базой».

К 2009 году до России докатился мировой финансовый кризис. Когда он отхлынул, все инвестиционные усилия страны были брошены на сочинскую Олимпиаду. А в 2014-м стала развиваться нынешняя экономическая ситуация. Какое уж тут строительство нового вокзала и все остальное!


Проект века впереди

Последнее интересное предложение, авторы которого попытались описать светлое будущее Рязани, появилось тоже перед выборами – его выдвинуло местное отделение одной из небольших политических партий. Задавшись вопросом, как справиться с дороговизной земли и старением инфраструктуры, авторы пришли к неожиданному выводу. «Чтобы все пошло хорошо, надо начать с нуля», – гласили их агитационные материалы.

Читать предвыборные газеты было интересно, словно хорошую фантастическую литературу. О расширении Рязани в экологически неблагоприятном юго-восточном направлении (там же Южный и Восточный промузлы!) предложено было забыть, а строить новое жилье только на северо-западе, постепенно соединяя Рязань с Рыбным.

Проект реконструкции вокзала

Этот райцентр, по мнению авторов, тоже надо усиленно развивать, чтобы через несколько лет он стал городом-спутником Рязани. Но пока этого не произошло, благодаря «районному» статусу и сравнительной дешевизне земли там должны были один за другим возникать выгодные инвестиционные проекты.

Некоторые здравые мысли, изложенные в тех предвыборных статьях, мы наверняка еще не раз услышим.

Сейчас, в условиях нового медленного сжатия российской экономики в целом и рязанского производства в частности, можно предположить, что снова настанет время смелых проектов. Пусть они окажутся на две трети или три четверти неудачными – но те, что приведут к успеху, будут двигать наш регион в будущее.

Опубликовано в №42 еженедельника "Дом.Строй"
(от 26.10.2016г.)



Оставить комментарий

Комментарии

СТРОЙПРОМСЕРВИС